На первую
Russian | English
Уральская региональная общественная
организация по развитию связей с земляками
Карта сайта
Карта сайта
Поиск
Поиск
Обратная связь
Обратная связь
Мегафон


«Сепаратист» Россель против «лысой феи» Страхова 1995 год. Как проходили первые выборы губернатора Свердловской области

«Сепаратист» Россель против «лысой феи» Страхова 1995 год. Как проходили первые выборы губернатора Свердловской области

Сегодняшние выборы губернатора Свердловской области напоминают «странный» спортивный матч: победитель заранее известен. Появись у нас политический тотализатор, букмекеры бы назначали баснословные коэффициенты ставкам на победу иного кандидата — ведь такая ставка никогда не сыграет. А ведь в свое время, еще до отмены выборов губернаторов, Средний Урал успел прославиться благодаря громким и конкурентным выборам. В ближайшие недели Znak.com вместе с участниками вспомнит три губернаторские кампании: 1995, 1999 и 2003 года. Да, были времена!.. Начнем с 1995 года. Как Россель выбил у Ельцина выборы Первые всенародные выборы губернатора Свердловской области (и одни из первых губернаторских выборов в России вообще) во многом были личной заслугой Эдуарда Росселя. Спустя два года после отстранения от должности главы областной администрации (этой должности он лишился в 1993 году после неудачного основания Уральской республики) опальный региональный политик заметно набрал в политическом весе. Он создал движение «Преображение Урала», под эгидой которого избрался в областную думу, возглавил региональный парламент, сплотив вокруг себя большинство депутатов, а после — вступил в затяжной конфликт с назначенным на пост главы региона Алексеем Страховым, ранее занимавшим позицию вице-мэра Екатеринбурга под началом Аркадия Чернецкого. Под руководством Эдуарда Росселя к концу 1994 года дума приняла Устав региона, а также всю необходимую законодательную базу для проведения первых выборов в Свердловской области, и даже получила предварительное согласие на их проведение от президента России Бориса Ельцина. Как писал тогда «Коммерсантъ», разрешение провести выборы Ельцин дал в обмен на отказ от амбиций создать Уральскую республику: об этой идее Россель не забыл и после отставки. Предварительно выборы были назначены на апрель 1995 года, однако развязанная война в Чечне заставила администрацию президента повременить с этим шагом: в январе руководителям двух ветвей власти в регионе такую просьбу озвучил руководитель АП Сергей Филатов, приехавший в Екатеринбург. Однако тогда мнение Кремля значило несколько меньше, чем сегодня: фактически игнорируя эту просьбу, областная дума назначила выборы на 18 июня, мотивируя это тем, что ранее согласие уже было получено. В Москве объявили это постановление незаконным (потому что выборы могли назначать только из федерального центра), а Страхов, чтобы несколько притормозить активность думы, предписал депутатам переехать в новое здание, предварительно отвоевав его у обитающих там предпринимателей. Это Росселя не остановило совершенно: областная дума сделала свой ход, направив в Конституционный суд запрос об отмене указа президента о моратории на выборы глав администраций. А сам Россель заявил, что готов его отозвать, если Ельцин своим указом назначит выборы. Президент сдался: 11 мая 1995 года Борис Ельцин подписал указ, которым постановил «разрешить, как исключение, проведение выборов губернатора Свердловской области». Правда, сроки для назначения выборов на зарезервированную областной думой дату уже истекли, поэтому первый тур голосования был назначен на 6 августа. Хотя в тот момент Россель по факту был «оппозицией действующей власти», уже тогда его сторонники практически не сомневались в победе. Глава свердловской администрации Алексей Страхов от этой идеи был совершенно не в восторге. На страницах официального издания областных властей — «Областной газеты» — то и дело появлялись материалы о том, насколько дорого региону обойдутся выборы, которые из-за политических амбиций затеяла областная дума, и как было бы здорово закончить эту излишнюю процедуру в один тур — ради экономии. Вскоре Страхов, который не был большим фанатом публичности, появился в культовой передаче телеканала ОРТ «Час пик», за участие в которой, по некоторым данным, политики платили до 40 тыс. долларов. Там он с грустью рассказывал, что очень жалеет, что конфронтация между парламентом и администрацией региона довела их до выборов. «Можно столько добрых дел было сделать с законодательным органом, решить столько проблем. Если пять тысяч предприятий — это сколько проблем у населения? Это все можно решить законодательно. Да и вообще, вместе… Но дума назначила выборы на 6 августа. Не очень удачное время, но, я считаю, это надо пройти, перешагнуть через это и идти далее, чтобы населению жилось лучше», — комментировал он. Но признавался, что до этого публичной политикой не занимался, хотя «хозяйственные руководители его знают» и сейчас он чувствует себя уверенно. Там же он анонсировал предвыборный мегапроект, в который мало кто на тот момент верил: добиться проведения в Екатеринбурге Зимних олимпийских игр 2006 года. «Всю жизнь Екатеринбург был столицей зимних видов спорта. Это касается и хоккея, и лыжных видов спорта, — пояснял он. — А вот чтобы получилось современное развитие — развитие инфраструктуры, развитие транспорта, развитие торговли, гостиничного хозяйства — это все надо сделать. У нас великолепная спортивная база, Уктусские горы представляют колоссальный интерес именно со спортивной точки зрения. Плюс ко всему мы сможем завязать экономические вопросы. Вот сейчас задали вопрос — сколько денег? Слушайте, весь мир живет в долг. Надо взять деньги и грамотно построить эту работу. Отдать с процентами, сделать грамотно. Завести сюда все ручейки, связанные с мировым спортом, со спортом российским». Тем временем к избирательной гонке начали подтягиваться будущие кандидаты. Правда, еще раньше, чем на выборах успел выдвинуться Россель, неожиданную пресс-конференцию собрал глава Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. Он продемонстрировал журналистам пачку из 30 тысяч подписей избирателей (собранных «группой доброжелателей» и необходимых для его выдвижения) и заявил… что не будет принимать участия в этих выборах. «Мне до пенсии гарантировано как минимум четыре возможности баллотироваться, но я никогда этого не сделаю только для того, чтобы „засветиться“, в глазах общественности, как многие теперешние кандидаты», — заявил он. Он не стал публично говорить о поддержке кого-то из кандидатов, зато ситуацией быстро воспользовался Алексей Страхов, который намекнул, что у них с главой Екатеринбурга всегда были дружеские отношения «и тем более остаются таковыми и сейчас». В тот же день, 3 июля 1995 года, в гонку вступил заместитель Страхова в обладминистрации Валерий Трушников, у которого также был опыт руководства областью — он работал в статусе и. о. после отставки Росселя и до назначения Страхова. «В сложившихся условиях мощного противостояния исполнительной и законодательной ветвей власти в области и их лидеров чрезвычайно сложно работать. Я в последнее время, занимая в правительстве один из ключевых постов, чувствовал себя неуютно в таких условиях. Думаю, став губернатором, я мог бы разрешить возникшие трения более компромиссным путем», — говорил он. Как вспоминает политтехнолог Евгений Минченко в своей книге «Как стать и остаться губернатором», роль «третьей силы», поддержка промышленного сектора, репутация хозяйственника и достаточно агрессивная агитационная кампания позволили Трушникову показать более чем достойный результат, который потом капитализировался в пост председателя правительства. Вскоре подтянулись и другие кандидаты. Традиционно в кампании участвовал бывший первый секретарь обкома КПСС Владимир Кадочников, партию Жириновского представлял режиссер свердловской киностудии Сергей Мартьянов. Впервые на выборах заявились свердловский политический долгожитель Евгений Зяблицев, а также предприниматель Малик Гайсин, до этого широкой общественности неизвестный. Сам Зяблицев признается, что на должность губернатора он тогда не рассчитывал. «Цель у меня была конкретная, меркантильная — раскрутиться перед выборами в Госдуму. Я был молодой, тридцатилетний — по-моему, самый молодой участник выборов, и для многих было в диковинку, что такой молодой парень заявился на выборах губернатора. Думали, „видимо, он имеет связи и возможности“, и это тогда сильно подняло мой авторитет. У Гайсина, вероятно, цели были такие же», — поясняет он. Кобзон — за Росселя, Леонтьев — за Страхова В первые же дни агитации Страхов начал работать на «социально незащищенные слои населения». Он опубликовал в «Областной газете» большое письмо, где обещал ветеранам, что после пятидесятилетнего юбилея победы в Великой Отечественной войне их не забудут и что лично он уже заботится об обеспечении их медикаментами и улучшении здравоохранения. Он проводил обычные губернаторские совещания, на которые демонстративно не звал представителей росселевского «Преображения Урала», упрекая их в неконструктивности и популизме, зажигал символические факелы в газифицированных поселках (например в Ачите), принимал у себя высоких гостей, а также учреждал свердловское отделение федерального движения «Наш дом — Россия», которое тут же сам и возглавил. Правда, вопреки ожиданиям Страхова, учредительную конференцию лидер движения Виктор Черномырдин проигнорировал, что не помешало вести дальнейшую кампанию под эгидой «НДР». Поддержало Страхова и движение «Вперед, Россия», о чем лично заявил его лидер, депутат Госдумы Борис Федоров, а также ряд других политических движений и ветеранских организаций. Местные газеты рисовали Страхову приятные рейтинги — по ним он хоть и ненамного, но выходил вперед по сравнению с Эдуардом Росселем, занимая первое место по влиятельности в регионе. По хорошей губернаторской традиции, пользовался Страхов и приездом в Екатеринбург знаменитостей. Например, он приехал встречать Юрия Никулина во время визита актера в Екатеринбург. По словам описывавших встречу журналистов, губернатор тогда рассказал Никулину анекдот, презентовал ему малахитовую шкатулку, а после «скромно вручил стоявшему рядом и оторопевшему от неожиданности Анатолию Марчевскому 60 тыс. долларов „на цирк“ и удалился». Материал об этом, разумеется, занимал первые полосы свердловских газет. Кроме того, Страхов привез в Екатеринбург с концертами Валерия Леонтьева, также выступавшего в поддержку кандидата. Обещая избавить город Екатеринбург от криминала и обеспечить региону качественное здравоохранение, транспортные коммуникации и вообще способствовать развитию области, Страхов попутно обвинял Росселя в расточительстве (из-за организации дорогих выборов), сепаратизме (из-за идеи Уральской республики) и популизме — из-за любви к митингам и демонстрациям. Эдуард Россель митингами и правда не брезговал, достаточно убедительно выступая на них как оппозиционный политик. Сам Россель старательно очищался от сепаратистского имиджа — идея «самостоятельности» была заменена на идею «равенства регионов», он появлялся на агитации с пророческим слоганом «Россель — сын единой России». Каждая биография будущего губернатора в те годы начиналась с рассказов о тяжелом детстве Эдуарда Росселя: расстрелян отец, репрессированы родственники, репрессирована мать, приют, интернат, беспризорник. Потом — резкий карьерный взлет и рассказ о двух указах президента: как в ноябре 1993 года он был освобожден от должности главы администрации региона «за защиту прав и интересов жителей» и как президент издал указ о выборах губернатора «благодаря настойчивости Росселя, отстаивающего интересы жителей Свердловской области». Следуя кампании по защите местного самоуправления, областная дума в те месяцы судилась в разных инстанциях за право назначать выборы мэров городов, а Эдуард Россель в войне за это был готов дойти до Конституционного суда — поскольку Верховный суд в этом праве области уже отказал. Реклама Создан робот, который “питается” проблемами Создан робот, который “питается” проблемами Страхова поддерживала «Областная газета», но у Росселя были свои медиаресурсы. На старте кампании на его стороне оказались выпускаемая Антоном Баковым газета «Республика», телеканалы АСВ и «Четвертый канал». «Битва за районки была выиграна Росселем уже в ходе кампании. Если на старте выборов большая часть местной прессы склонялась в сторону Страхова и даже бесплатно публиковала его агитационные материалы, то затем Россель переломил ситуацию тем, что материально помог многим редакциям, в том числе купил факсы», — рассказывает Евгений Минченко. Из общественников, помимо «Преображения Урала», Росселя поддержали Союз пенсионеров, а также в его поддержку выступил Иосиф Кобзон — что тоже, разумеется, попало на первые полосы. Вскоре в губернаторской «Областной газете» появилась и его программная статья — «Девять заповедей Росселя». В ней он рассказывал, что главное предназначение губернатора — сбережение и благо народа, обещал обеспечить равноправие Свердловской области с республиками в составе РФ, создать правовые и экономические гарантии местному самоуправлению, закрепить персональную ответственность губернатора за законность и правопорядок. Тема правопорядка вообще звучала в программах многих кандидатов — тогда в газетах за Екатеринбургом закрепилась слава «второго Чикаго 30-х», что активно эксплуатировалось в агитационных материалах большинства кандидатов. Каждый из них обещал что-то сделать с регионом, чтобы люди чувствовали себя в безопасности. А кандидат от ЛДПР Сергей Мартьянов и вовсе заявлял, что избавить улицы от мафии будет его первоочередной миссией на посту губернатора. Параллельно кандидаты обвиняли друг друга в том, что они являются кандидатами от бандитов: как вспоминает Евгений Минченко, подконтрольные Страхову СМИ связывали Росселя с Уралмашевской преступной группировкой. Команда Росселя отвечала Страхову тем же самым. Против действующего губернатора применялись и эмоциональные листовки: там его представляли в роли «Лысой феи с лысой горы» и призывали избирателей «голосовать не за СТРАХ, а за СОВЕСТЬ!». Впрочем, сам Россель не испытывал потребности в том, чтобы открыто критиковать Страхова, — за него это вполне успешно делал депутат областной думы Антон Баков. По словам Евгения Зяблицева, Баков особенно запомнился черными технологиями и яркими акциями. «Привозил навоз к кабинету Страхова, показывая, мол, „в области все плохо“, искал роскошную дачу губернатора и даже вроде бы показывал кирпичи с этой дачи в подтверждение своих слов», — вспоминает он. Штаб Страхова отвечал, дав объявление в газету: «Кто найдет дачу Страхова, тот получит миллион рублей и деньги, которые Страхов отсудит у клеветников». Позже скандал с домом развернулся и против Росселя — как рассказывает Евгений Минченко, у него нашелся роскошный четырехэтажный коттедж в Малом Истоке. «Так и повелось с тех пор: ни одни губернаторские выборы не обходятся без темы роскошного дома одного из претендентов», — отмечает он. Воевали кандидаты и в сфере законотворчества: так, областной парламент настойчиво пытался принять закон «О регулировании земельных отношений на территории Свердловской области», который в отсутствие федерального законодательства должен был определить, как регион будет распоряжаться землями. Алексей Страхов в этой истории пошел на обострение конфликта, заявив, что эти законы «никогда не подпишет, пока не появится федеральное законодательство». По иронии, изначально именно он и был инициатором разработки этого документа. Отдельным громким эпизодом в конфронтации двух кандидатов стал «хлебный кризис», несколько месяцев не сходивший с газетных полос. Тогда на закупку зерна для области был выделен кредит в размере 12 млрд рублей, половина из которых исчезла (и виновники этого так и не были найдены). Команда Росселя и областная дума довольно быстро переложили проблему на плечи главы администрации Алексея Страхова. Когда доложить о ситуации с хлебом на областной думе должен был депутат Сергей Дубинкин, на него было совершено нападение — документы по делу украли и выступление не состоялось, что, как писали в газетах, «бросало криминальную тень на руководство области». Жителей региона пугали, что хлеба хватит на два месяца, а потом придется переходить на лебеду. Штаб Страхова попробовал развернуть ситуацию, обвинив думу в том, что, пока они занимались публичными выступлениями, администрация губернатора делала все возможное, чтобы кризиса не произошло. Но большого эффекта, по воспоминаниям политтехнологов, это не возымело — люди уже заняли позицию Росселя. Интересный ход в этой ситуации сделал Зяблицев: пока Россель и Страхов искали виноватого, он просто объявил о продаже «Зяблицев-хлеба» по разумным ценам. Валерий Трушников тем временем заручился поддержкой ряда предприятий алюминиевой отрасли, сплотил вокруг себя мэров северных городов, откуда он был родом, а также поднял себе рейтинг за счет организации встреч с генералом Александром Лебедем, в те годы очень популярным. Лебедь прямо говорил, что Трушникова поддерживает. Себя кандидат позиционировал как «золотая середина» между Росселем и Страховым. «Почему-то никто не предполагал высокий процент Валерия Трушникова, — вспоминает политолог Константин Киселев, в те годы работавший в штабе Росселя. — А он отчетливо играл в „третью силу“. После этой кампании все еще долго рассматривали одной из основных стратегию „третьей силы“. Но его кампания была направлена именно на третье место. Некоторые наиболее продвинутые члены команды Трушникова уже во время подсчета голосов буквально молились, чтобы не занять второе место, — проигрыш во втором туре означал конец карьере». Шансы остальных кандидатов на победу были невелики, поэтому фавориты гонки практически не занимались контрагитацией в их отношении. Владимир Кадочников использовал бессменную коммунистическую программу — обещал достойную зарплату рабочим, а ветеранам и пенсионерам — безбедную жизнь, борьбу с криминалом и так далее. Была в его программе и самобытная жилка: он обещал остановить в области программу приватизации, если его изберут губернатором. Евгений Зяблицев демонстрировал публике «добрые дела», которыми уже тогда занимался основанный им фонд, Сергей Мартьянов прикрывался именем Жириновского, который, несомненно, был более популярен, чем сам Мартьянов. Он старался подражать Жириновскому и в публичном пространстве — например, вел себя достаточно агрессивно в ходе дебатов. Президент холдинга «Среднеуральское АО» и владелец более ста предприятий Малик Гайсин заявил, что и вовсе уже является «теневым губернатором» региона. Он активнее остальных скупал газетные полосы, где рассказывал о своих успехах в промышленности и позиционировал себя как «новый Демидов». Особенно его кампания была заметна в Каменск-Уральском округе, от которого он позже выдвинулся в Госдуму. Гендиректор «Завода электромедицинской аппаратуры» Андрей Калетин сделал ставку на перемены: он шел с лозунгом «Калетин — свежий ветер» и обещал в первую очередь наладить прозрачную работу органов областной администрации. Депутат Госдумы и руководитель финансово-промышленной группы «Эстер» Леонид Некрасов пошел на мощный популистский ход — объявил о выплате средств вкладчикам, пострадавших от действий АДМ, «Хопер инвест» и других финансовых организаций. Впрочем, под конец кампании он заявил о своем снятии в пользу Страхова, поэтому в конце гонки был вычеркнут из бюллетеней. Как и опасались в начале кампании газетчики, выборы обошлись кандидатам в копеечку. По официальным данным, больше всего потратил на кампанию Алексей Страхов — его фонд к концу июля составлял 793,3 млн рублей. Эдуард Россель по затратам вышел на второе место, с официальным фондом в три раза меньше — 254,7 млн рублей. Фонд Гайсина составил 217,3 млн рублей, Трушникова —165,1 млн рублей. Остальные кандидаты отставали еще существенней: Евгений Зяблицев потратил на кампанию, по официальным данным, 26 млн рублей, Андрей Калетин — 63 млн рублей, Сергей Мартьянов — 45 млн рублей, а Владимир Кадочников — всего миллион. В реальности суммы, конечно, были существенно больше — по оценкам экспертов, которые приводит Евгений Минченко, кампания Страхова стоила не менее 20 млрд рублей, да и кампания Эдуарда Росселя вряд ли была сильно дешевле. Итоги первого тура выборов лишь отчасти коррелировали с объемами финансирования. При явке в 37,4% Эдуард Россель получил 26% голосов, Страхов — 23,4%, а Валерий Трушников — 20,3%. Остальные шли с сильным отставанием: Владимир Кадочников набрал 8%, Малик Гайсин — 4,8%, Евгений Зяблицев — 2,75%, Сергей Мартьянов — 2,25%. Забытый сегодня кандидат «Против всех», таким образом, вышел на пятое место — галочку напротив этого пункта поставили 4,77% избирателей. Сами выборы проходили с классическими нарушениями: фиксировался и подкуп избирателей за бутылку водки (который почему-то приписывали сторонникам Алексея Страхова), и манипуляции с бюллетенями, которые тогда носили более безобидный характер, чем сегодня, — например, выдача листов на всю семью в одни руки. Избирком тогда принял решение, что никакие манипуляции не повлияли на достоверность определения волеизъявления избирателей. После подведения итогов первого тура основным вопросом стало то, куда отойдут голоса Валерия Трушникова. Как пишет Евгений Минченко, Алексей Страхов направил к Трушникову своего представителя для торга за голоса, Эдуард Россель же поехал договариваться лично (по другим данным, интересы Росселя представлял Антон Баков). В результате Трушников отдал свою поддержку Росселю в обмен на пост председателя правительства Свердловской области. Россель в ответ пообещал резко говорить с Москвой, но продолжить требовать от нее соблюдения Конституции РФ. «Я сепаратист, но по-хорошему», — цитировали его тогда в газетах. Штаб Страхова за это обвинил Трушникова в предательстве его избирателей (разумеется, не напрямую — письма «от избирателей» публиковались в газетах на правах рекламы). «Поддержка Валерия Трушникова сыграла принципиальную роль, — отмечает политолог Константин Киселев. — Насколько решающую — сегодня трудно сказать. Но тогда, когда союз случился, то всем было понятно, что это — победа. Плакаты с протягивающими друг другу руки двумя кандидатами пользовались серьезной популярностью. И именно тема союза стала основной. Типа, все за Росселя. В итоге электобилити Росселя резко выросло. Победа стала неизбежной. А потому результат под 60% воспринимался как абсолютно заслуженный». По словам Киселева, тогда штаб Росселя бросил всех своих агитаторов «в поле», и второй тур прошел достаточно «драйвово»: «Десятки, если не сотни агитаторов выехали в муниципалитеты, включая аналитиков и технологов». В результате по итогам второго тура, который прошел 20 августа 1995 года, Эдуард Россель двукратно улучшил свой результат — он получил 59,8% голосов против 32,1% у Алексея Страхова (явка при этом упала на 4%). Валерий Трушников, как и было обещано, получил пост председателя правительства, но из-за разногласий с Росселем продержался на нем меньше года. Уже в нулевых их отношения наладились, и Трушников стал представителем Свердловской области в Совете Федерации. Малик Гайсин и Евгений Зяблицев успешно избрались в Госдуму в декабре того же года, а Антон Баков, уступив на выборах мэра Екатеринбурга Аркадию Чернецкому, получил пост вице-спикера областной думы. С прежней администрацией области Россель расстался незамедлительно, заявив, что все члены правительства должны «уйти из здания», после чего между губернатором и думой начнется «творческая работа». Как вспоминал позже в интервью Znak.com Алексей Страхов, ему даже не выплатили последнюю зарплату. «Он ведь злопамятный человек», — объяснял Страхов поведение Росселя. Сам Страхов тоже затаил обиду — правда, не на оппонента, а на члена своего избирательного штаба Владимира Тунгусова, который, по его словам, тогда занимался избирательной кампанией. «В свое время он „родился“ с моей легкой руки, а потом занимался моей избирательной кампанией, и я в очень больших претензиях», — говорил Страхов. В следующий раз расскажем о выборах 1999 года.

Источник: znak.com
  02.10.17 16:19
Большой Урал: итоги недели с 25 сентября – 1 октября
  02.10.17 16:16
Евгений Куйвашев поздравил ректора УрГАУ Ирину Донник с избранием вице-президентом Российской Академии наук
  02.10.17 16:14
Ледовый городок в этом году посвятят самому Екатеринбургу
  21.09.17 15:58
В Екатеринбурге предложили восстановить дом Ипатьева, где были расстреляны Романовы
  21.09.17 15:35
Евгений Куйвашев во главе российской делегации находится в Париже
  21.09.17 14:28
Макаровский мост: транспортники постарались минимизировать неудобства
  18.09.17 20:07
Поддержанная уральцами «Пятилетка развития» станет одной из первых программ, утвержденных новым составом правительства
  18.09.17 20:05
Александр Якоб отметил творческий подход строителей в Солнечном
  18.09.17 19:59
Новым главой полиции Екатеринбурга официально стал пермяк
  06.09.17 21:39
Виталий Мутко: «Подготовка Екатеринбурга к ЧМ-2018 идет по графику»
Все права защищены и охраняются законом
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "urcountry.ru" обязательна
Мнения и взгляды авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции
дизайн сайта
Екатеринбург - дизайн сайтов